На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

Самый безбашенный переводчик "Властелина Колец"

Е

сли вы думаете, что баталии вокруг "Гарри Поттера" в переводе Спивак или "Властелина Колец" в переводе Муравьёва - это что-то такое масштабное и эпичное, то вы просто не слышали о шведском переводе "Властелина Колец", серьёзно.

В общем, Толкин столкнулся с голландским переводом, и не то чтобы остался им доволен. Позже он пообщался с переводчиком, Максом Шухартом, сказал, что тот - милейший человек, вполне себе компетентный специалист, но вот перевод у него получился полное гэ. Увы.

И когда ему поступило второе предложение - о переводе "Властелина Колец" на шведский, то Толкин сказал, что да, хорошо, но, пожалуйста, пришлите мне список имён и названий, я, если что, бесплатно вас проконсультирую. Шведы отдали перевод Оке Ольмарксу, и он действительно переслал Толкину девять страниц с именами. Но сделано это было в стиле а-ля Муравьёв - Толкин, конечно, писал, но я-то лучше знаю, о чём он писал!

Профессор говорил, мол, этот самодовольный, тщеславный и полностью некомпетентный человек начал мне, лингвисту, читать лекцию о том, что в шведском языке не приемлемы заимствования, при том, что его речь больше чем наполовину из них состоит, просто он об этом не в курсе. И, в довершение всего, стиль письма был таким, что ему, "под дулом пистолета" говорилось, что вот это уже идёт в набор для печати, и его мнение не особо что-либо изменит. Сам Ольмаркс, правда, утверждал, что, мол, это Толкину отослали для одобрения, а он просто не понял. И это всё не говоря о том, что в начале статьи была вставлена биографическая справка, которая была просто взята из местного журнала "Кто есть кто", и в которой указывались всякие ошибочные факты из жизни Толкина (например, что он родился в Бирмингеме, хотя на самом деле место его рождения - Южная Африка), ну и, кроме того, были полностью убраны приложения. Шведское издательство обещалось Толкину выпустить их отдельной книгой, но так этого и не сделало, в следующих изданиях согласившись лишь на частичное включение наиболее важных из них.

Первое шведское издание "Властелина Колец"

И худшие опасения Толкина подтвердились. Ольмаркс был прекрасно знаком со скандинавской мифологией, и хорошо смог разглядеть отсылки на неё (например, назвав Средиземье Мидгардом), но вот, собственно, с английским языком у него явно были проблемы. Нет, он его знал, но вот уловить манеру речи, какие-то языковые тонкости, лингвистические шутки - всё это оказалось ему не по силам. Да и в целом перевод во многом был сделан "на ходу", без должного систематического подхода.

Например, он перепутал leathery и feathery, и в результате у хоббитов на подошвах была не жёсткая кожа, а "перьевая". Он с чего-то решил, что Riven в слове Rivendell - это river, "река", соответственно, Ривенделл у него превратился в "Ваттнадал", "Водную долину". Изенгард у него переводится аж тремя разными вариантами - Изенгард, Изендор и Изендал, причём на первых четырёх страницах с упоминанием этого названия. Денетор внезапно стал королём, несмотря на то, что весь третий том - о том, как место наместника займёт истинный король. А Короля-Чародея убивал Мерри, пока тот склонялся над Эовин. И так далее, и так далее, список можно продолжать бесконечно. Правда, в этом плане перевод Ольмаркса оказался чем-то похож на наш перевод Муравьёва - отсебятины с уверенным видом переводчик навалил немало, но в моменты, где он попадал, он попадал прямо в яблочко, и у его перевода до сих пор есть свои защитники. А хуже всего стало предисловие переводчика, в котором он сравнивал Единое Кольцо и кольцо из "Нибелунгов" (Толкин на это в своём письме отозвался, что единственное их сходство - в том, что они круглые), а Саурона представил как воплощение Сталина, потому что шесть букв, начинается на "С" и заканчивается на "Н". Нет, это не шутка. (Комментарий Толкина: "Такие прочтения меня просто бесят").

Ольмаркс был весьма большим фанатом Толкина. Он возглавлял шведское Толкиновское общество, и отметился почти во всех последующих переводах - "Фермер Джайлс из Хэма", "Приключения Тома Бомбадила" и многих других. В 1970 он даже выпустил "Сагу о Толкине", которую назвал первой биографией писателя, и которая ни в какое сравнение не идёт с биографией под авторством Карпентера. А в 1976 - "Толкиновский словарь", и всё, что нужно знать про эту книгу - это то, что он в ней сравнивал Диора, сына Берена и Лутиэн, с модельером Кристианом Диором, потому что, конечно же, Толкин так и задумывал, уж кому как Ольмарксу это знать.

Вообще, лучше всего с рассказом о личности Ольмаркса служит воспоминание писателя Оке Эдельберга, участника шведского Толкиновского общества, на одну из встреч которых Ольмаркса пригласил человек с ником Гэндальф:

Присутствие Ольмаркса вызывало смешанные чувства. С одной стороны, он был очень остроумен, умел произносить смешные речи и участвовал в игре «Толстый гном Бомбур». С другой - его манеры за столом были просто отвратительны, он постоянно хотел быть в центре внимания, крайне стремился быть выдающимся и заметным, и всегда приводил с собой свою бедную жену-алкоголичку, которая совершенно терялась и не знала, что делать. Нам пришлось выделить пару человек специально, чтобы о ней позаботиться.

Но настоящий сюр не в этом. После смерти Толкина Ольмаркс решил издать книгу - о чём будет Сильмариллион? Естественно, что состояла бы она сплошь из его великих и однозначно правильных догадок без какой-либо работы с оригинальными рукописями. Но выход книги заблокировал Кристофер Толкин. По слухам, в 1974 году, через год после смерти Профессора, Ольмаркс ворвался в его дом, надеясь то ли подсмотреть, то ли утащить наброски Сильмариллиона. Никаких подтверждений этим слухам нет, но точно известно, что Ольмаркс общался с Кристофером на тему Сильмариллиона и его перевода, и они, мягко говоря, не договорились. В итоге после выхода "Сильмариллиона" в 1977 году, Кристофер отдал права на шведский перевод только при условии, что Ольмаркс не будет иметь к нему ни малейшего отношения ни в каком виде.

И у Ольмаркса сорвало башню. В 1978 он выпускает целый детектив "Наследие Толкина", в котором на двести страниц рассказывает, как плохой-злой Кристофер его третирует. А потом и вовсе начинает масштабную антитолкиновскую компанию, выступая в газетах и на радио с заявлениями типа "Толкин был паршивым писателем", "Толкиновские общества служат прикрытием для секс-оргий" и так далее.

Масла в огонь подлил ещё случившийся пожар в его доме в начале 1982 года, в котором он обвинил, ну, конечно, толкинистов. Ну а кульминацией этого стала выпущенная в том же году книга "Толкин и чёрная магия", в которой Ольмаркс говорил, что Толкин симпатизировал нацистам, потому что был филологом, а многие филологи им симпатизировали; что имя Саруман - это SA-man ("СА" - штурмовой отряд нацистской Германии), со вставленной посередине руной Ruhm - "честь"; что толкиновские общества - это международная мафия, ставящая перед собой целью захватить мир, и вообще они похожи на Ку-Клукс-Клан, занимаются оргиями, похищают детей, занимаются ритуальными убийствами и употреблением всяких веществ, а контролируется всё это втайне выжившим Толкином, который собирает деньги для финансирования своего тайного крупного проекта. Ну и да, конечно, Толкин был плохим писателем, а все интересные моменты в его книгах, на самом деле, написаны К.С. Льюисом (повторюсь - это не моя попытка пошутить, это всё реально так и написано).

А самое главное, наконец-то выяснилось, что там было с пожаром и как тут виноваты толкинисты. Ольмаркс рассказывает, что к нему домой приехал этот самый Гэндальф, которого мы ранее упоминали, с ещё каким-то "длинноволосым типом". Они, сами уже пьяные, "заставляли" жену Ольмаркса пить вино, вели себя неподобающе и уехали, только когда Ольмаркс пригрозился вызвать полицию. Жена ушла спать на второй этаж, утром проснулась, закурила сигарету, и заснула. И от этой сигареты произошёл пожар. Толкинисты виноваты, ага. Это всё заказ Кристофера Толкина. Ольмаркс даже угрожал подать в суд на Гэндальфа за нанесённый ущерб и требовал компенсации, но после того, как тот посоветовался с адвокатом и пригрозил выкатить встречный иск за вымогательство, Ольмаркс от него отстал.

Как говорил тот же Эдельберг, спорить с Ольмарксом было сложно из-за его дьяволски хитрых формулировок (и именно они спасли его от судебных исков), общих фраз и отсутствия упоминаний конкретных людей (кроме семьи Толкинов, конечно). Потому что, например, про фестиваль "Гондорфест" Ольмаркс писал, что почти все его участники "были более или менее пьяны". И это чистая правда, отмечает Эдельберг, ведь подавляющее большинство участников, действительно, были "менее пьяны", то есть, были абсолютно трезвыми. Но за клевету с такой формулировкой привлечь к ответственности уже сложно.

Книга была настолько явной чепухой, что ни один здравомыслящий человек ей не поверил. Сам Ольмаркс умер в 1984 году, шведское Толкиновское общество здравствует и поныне, а в 2005 году вышел новый перевод "Властелина Колец" на шведский Эрика Андерссона.

Труды Ольмаркса привели к тому, что сам Толкин написал "Руководство по переводу имён собственных из "Властелина Колец", в котором детально расписал все имена и названия, что они означают, и как их можно перевести на некоторые языки. Ну а Кристофер, по неподтверждённым слухам, много лет запрещал перевод "Сильмариллиона" на любой язык, который не мог самолично проверить на достоверность (и вполне возможно, что именно с Ольмарксом связана такая длительная задержка официального издания книги у нас в стране).

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх